Бизнес и ничего личного: в Алтайском крае начался передел лесной отрасли?

Процесс расторжения договоров аренды, много лет назад заключенных Минприроды Алтайского края с холдингом «Алтайлес», подтолкнул профильных экспертов и наблюдателей к мысли о том, что власти могут готовить почву для смены главных «распорядителей» алтайского леса. Официальных заявлений на этот счет нет, однако практика других регионов, также считающихся лесными, свидетельствует о том, что охлаждение отношений между чиновниками и арендаторами могут иметь под собой скрытые и долгоиграющие мотивы, выходящие за рамки публичных отношений. «Банкфакс» пообщался на эту тему со специалистами, которые поделились собственным видением происходящих процессов и попытались спрогнозировать дальнейшее развитие событий.

Первой ласточкой стало судебное решение в рамках спора регионального Министерства природных ресурсов и экологии Алтайского края и ООО «Каменский ЛДК» (входит в холдинг «Алтайлес») об условиях аренды и пользования лесными участками. Ведомству удалось оспорить ряд сделок перенайма земли в пользу других входящих в холдинг юрлиц и признать их ничтожными. В результате более 568 тысяч га леса, относящегося к территории разных лесничеств, осталось без арендатора.

Следующим прецедентом стала победа Минприроды по другому иску о расторжении договора аренды в Панкрушихинском лесничестве, которая была предоставлена под реализацию инвестиционного проекта. Причиной спора также оказалась передача участков юрлица «Алтайлеса», с которым заключался прямой договор, в руки других аффилированных с холдингом фирм. Это решение суда в законную силу еще не вступило, и ответчики намерены его обжаловать.

Как следует из картотеки арбитража, отношения Минприроды и лидера алтайского лесного рынка начали охлаждаться около полутора лет назад, а в публичную плоскость это вышло в июле 2020 года, причем с подачи самого ведомства, поскольку информация публиковалась на его сайте. Судя по официальным комментариям, ситуация вызвала недоумение у холдинга, который заявил, что чиновники поспешно объявили о своем триумфе, а основанием для исков являются формальные нюансы правоотношений. Кроме того, «Алтайлес» смутила риторика, к которой прибегало министерство в своих заявлениях, называя арендаторов недобросовестными.

Более того, 11 августа Минприроды сообщило, что на освобожденные земли зашли подведомственные предприятия - КАУ «Алтайлес» и КАУ «Боровлянский лесхоз». На сайте министерства сообщается, что вернувшиеся в гослесфонд участки теперь охраняются и воспроизводятся этими казенными организациями. Причем работать здесь будут те же сотрудники, что и при бывшем арендаторе. Утверждается, что их трудоустроили в краевые учреждения с социальными гарантиями и прежней зарплатой. Общая численность работников составила 850 человек, а на некоторых территориях число рабочих мест даже увеличилось. Кроме того, ведомство заявило, что Боровлянский лесхоз оформил «социальное предложение» по продаже дров для граждан по 800 рублей за куб. м, тогда как при прежнем пользователе земли стоимость составляла 1200 рублей за тот же объем. В настоящее время Минприроды готовит законодательные поправки, которые позволят краевым учреждениям продавать древесину для пользования граждан напрямую, а не через арендатора или договор лесозаготовки. Таким образом чиновники попытались продемонстрировать преимущество государственного управления лесами над частным, а также ответить на резкие заявления «Алтайлеса», в том числе и о том, что расторжение договоров спровоцирует потерю рабочих мест.

Проанализировав сложившуюся ситуацию, холдинг предположил, что власти Алтайского края могут дискредитировать его деятельность в своих интересах и, возможно, готовят почву для нового арендатора. «Понятно, что древесина как ресурс интересна крупным компаниям. В Алтайском крае действительно большое количество спелых и перестойных лесов, по некоторым лесничествам это больше 80 % насаждений. Поэтому и желающих построить бизнес на алтайской древесине может быть много. Разумеется, в холдинге понимают такие риски», - заявили представители «Алтайлеса» в беседе с корреспондентом ИА «Банкфакс».

Отдельные эксперты отрасли согласны с предположением, что на алтайские леса нацелился некий федеральный участник рынка, который уже провел результативные переговоры, как минимум, на уровне профильного вице-губернатора, но пока не обозначил свои интересы публично. Между тем алтайский эколог и общественник Алексей Грибков рассказал «Банкфаксу» о своем понимании этой ситуации. Он не уверен, что правительство региона в своем конфликте с «Алтайлесом» представляет чьи-то сторонние интересы. По его мнению, претензии ведомства вполне обоснованы и законны. В пример он привел инвестпроект Каменского ЛДК, земля под который была предоставлена на льготных условиях. Он уже завершен, а мягкие условия остались. Со слов эксперта, участки необходимо либо выставить на аукционы, либо назначить за них плату, хотя бы по минимальной ставке.

Комментируя версию о том, что власти намерены устроить передел краевых лесов, эколог сказал, что не в курсе таких планов. Однако, по его мнению, подобный исход вполне возможен. «Я сторонник того, чтобы был один субъект правоотношений – крупный, как тот же «Алтайлес». С ним надо выстраивать диалог, чтобы он соблюдал закон. Объемы этого юрлица не должны гарантировать ему какие-то незаконные преференции. С управленческой точки зрения с одной крупной компанией проще строить отношения, чем с сотней мелких китайцев, американцев или москвичей. А то, что «Алтайлес» «обнаглевший», – ни для кого не секрет», - заявил Алексей Грибков.

По мнению Грибкова, мощные предприятия злоупотребляют своим положением на рынке и оказывают серьезное давление на власти, лоббируя свои интересы. Он пояснил, что присутствие федеральных холдингов в регионах не значит, что ведение лесов там более эффективное. По словам эксперта, главная проблема в отрасли кроется в лесном законодательстве. «Оно настолько кривое... Это все признали: от президента, председателя правительства до Совета Федерации. В этой мутной воде рыбку пытаются ловить все: местные холдинги и иностранные. Законы позволяют это. Тем более, что у нас и рынка нет, у нас базар. Если бы я выбирал, то оставил бы «Алтайлес», но загнал бы его в жесткие рамки, чтобы они не могли наглеть и шантажировать, вообще пикнуть не смели и строго выполняли все нормы закона», - резюмировал Алексей Грибков.

Тем временем разговоры о переделе лесов ведутся и на федеральном уровне. Сейчас в правительстве РФ идет процесс принятия новой стратегии развития лесной отрасли, который оставляет ситуацию в регионах в подвешенном состоянии. Заминка связана с тем, что участники спора – Рослесхоз, Минприроды и Минпромторг - не могут прийти к компромиссу, поскольку каждое из ведомств тянет одеяло на себя. К примеру, «зеленые» чиновники напирают на большую сохранность и воспроизведение насаждений, а чиновники от экономики наоборот смотрят в сторону бизнеса и экспорта. На фоне образовавшейся неопределенности активизируются власти регионов, которые пытаются навести в отрасли порядок превентивно и тем самым оградиться от возможных скандалов и уголовных дел. Вполне возможно, что алтайские чиновники действуют именно в этой логике, однако не вполне понятно, почему ими был выбран самый радикальный способ «генеральной уборки».

Своим мнением по поводу конфронтации региональных властей и пользователей леса с «Банкфаксом» поделился гендиректор Приморской ассоциации лесопромышленников экспортеров леса (ПАЛЭКС) Павел Корчагин. На Дальнем Востоке, в частности, в Приморском крае, ситуация накалилась несколько раньше, чем на Алтае, и это позволяет строить прогнозы дальнейшего развития событий. Любопытно, что методы воздействия приморских чиновников мало отличаются от алтайских. «У нас тоже имеются проблемы, связанные с продлением договоров аренды леса. Они возникают с отменами либо изменениями различного рода проектных документаций, которые не позволяют эффективно работать предприятиям в отрасли или вовсе их ограничивают. В таких историях возникает очень много вопросов. Непонятны причины этого конфликта. Мы пытаемся выяснить, откуда растут ноги, и что происходит», - рассказал эксперт. Он полагает, что в таких ситуациях может иметь место неполное исполнение обязанностей со стороны представителей власти или их недобросовестное отношение к оказанию государственных услуг.

Также Павел Корчагин считает, что другим объяснением нападок на лесной бизнес может быть некая целенаправленная и спланированная операция. «Возможно, лоббируются чьи-то интересы. У нас в крае сейчас порядка 800 тысяч га свободной территории, которую уже долгое время не выставляют ни на аукционы, ни на конкурсы. Я не могу сказать, что действия ведутся в направлении какой-то одной конкретной организации. Наверняка, есть какие-то «любимчики» и компании, которые не очень любимы. У нас очень много арендаторов – около 200. Сказать, что борьба ведется против одного или двух, нельзя. Тут действует система» - объяснил гендиректор ПАЛЭКС.

По его мнению, на текущем этапе противостояния коррупционных схем может и не быть, однако для лесной отрасли в целом это свойственно. «Какие-то элементы существуют, коррупция выявляется, людей садят, приходит вторая волна – опять садят. Там, где речь идет о регулировании, это есть. Например, у нас очень остро стоит транспортный вопрос. Сразу же подключаются фирмы - так называемые «помогаечки», которые за определенную сумму готовы решить эти проблемы. Однако здесь, мне кажется, больше безответственности. Нет с них никакого спроса. В данной ситуации должны быть экономические критерии, критерии, характеризующие уровень занятости. Сейчас нам приходится доказывать социальную значимость организаций, их необходимость, пользу», - сказал Павел Корчагин.

Он добавил, что на данный момент лидирующие федеральные лесные холдинги в Приморье не зашли. «Я пока не делаю никаких выводов, связанных с переделом и т. д. Надеюсь, что этого не будет. Текущая ситуация говорит об общих недоработках системы, о безразличии, безответственности и безнаказанности чиновников. Я оптимист. Надо бороться, договариваться, защищать свои интересы всеми возможными формами, в том числе с участием отраслевых объединений, с помощью диалога, судов. Мы продолжаем обращаться во все уровни власти, начиная от губернатора, заканчивая президентом. Где-то определенный эффект есть, но зачастую это отписки», - подытожил Корчагин.

Интересно, что в тех регионах, где представители лесного бизнеса заявляют о возможном переделе отрасли после долгих и теплых отношений с местными властями, по совпадению недавно сменилось руководство. Эксперты из лесной сферы ряда российских субъектов отмечают, что конфронтация с отдельными представителями «зеленого» бизнеса началась именно с приходом новой управленческой команды.

Как бы то ни было, у «Алтайлеса» нет сомнений, что иски краевого Минприроды, их удовлетворение в судах и использование такой риторики – это спланированная акция. «Рубишь - значит плохой. По этой незатейливой формуле строится информационная кампания против предприятий лесного комплекса не только в Алтайском крае, но и других регионах страны, где есть лесное хозяйство. Вслед полетят проверки из всевозможных структур. Это и есть одна из целей таких информационных кампаний, в которых местные жители, общественность, а иногда и те, кто считает себя экологами, выступают в роли кукол. Их роль на этой сцене – создать общественный резонанс. Если такие вбросы регулярные, то формируется негативное общественное мнение», - считают в холдинге.

Отметим, что в кулуарных беседах нередко упоминается «Группа «Илим» - крупнейшая в России целлюлозно-бумажная компания, которая, по мнению наблюдателей, может быть тем самым федеральным игроком, проявившим интерес к алтайским лесам. В ходе подготовки публикации «Банкфакс» обратился в «Илим» за комментарием. В компании заявили, что она «на данный момент не планирует свое присутствие в Алтайском крае».

На текущем этапе прямых доказательств того, что в регионе идет «распил» влияния в лесах, нет. Минприроды в части оспаривания договоров аренды ведет деятельность в рамках закона, что, по сути, подтверждают судебные решения в его пользу. Любопытно, что даже в неофициальных беседах краевые чиновники разного ранга настаивают на том, что все происходящее в лесной отрасли не имеет политической подоплеки, а Минприроды преследует единственную цель - навести порядок в сфере, которая долгие годы считалась одной из самых коррумпированных, криминализированных и нерегулируемых в российской экономике.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Наплавной мост через Суру открылся в Пильнинском районе Нижегородской области после ремонта "На данный момент все результаты ЕГЭ на едином портале выгружены", - Сергей Злобин "Справедливая Россия" определилась с кандидатом на выборы в ЗС НО по 20 округу Уникальный медиафасад «Футурис» Владимир Загайнов: "Обеспечение региона высокотехнологичной помощью осуществляется на 100%"

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций