«Боимся вакцины, но не боимся лекарств»: алтайские медики поддержали прививки для несовершеннолетних и подготовились к борьбе с новым штаммом коронавируса

03.12.2021 10:22

1 декабря губернатор Алтайского края Виктор Томенко провел «круглый стол» с участием представителей медицинского сообщества региона, с которыми он обсудил ряд важных вещей, касающихся развития пандемии. В частности речь шла о прогнозах, которые могут дать медики относительно дальнейшего развертывания ситуации с заболеваемостью. Кроме того, участники встречи обсудили эффективность и необходимость вакцинации детей от коронавируса. Все взявшие слово представители здравоохранения региона поддержали данную позицию, заявив, что только таким образом у человечества есть шанс спастись. Кроме того, главврачи ведущих алтайских больниц и профессора АлтГМУ высказались перед губернатором относительно нового агрессивного штамма «Омикрон», который в скором времени может прийти на нашу территорию. Медики заверили, что бояться его не стоит, поскольку вакцина уже доказала свою эффективность.

Татьяна Сафьянова, профессор АлтГМУ, д. м. н., заведующий кафедрой эпидемиологии, микробиологии и вирусологии:

- Прогнозировать в данной ситуации довольно сложно. Поскольку тот вирус, что мы сейчас имеем, уже нарушил все имеющиеся эпидемические законы. Мы думали, что все будет развиваться по образу и подобию любой капельной инфекции, но это оказалось не так. Быстро была создана вакцина – это безусловный плюс. Но минус в том, что у этого вируса отсутствует сезонность. Заболеваемость может пойти вверх в любое время года, и мы должны быть к этому готовы. Второй момент – в начале пандемии в эпидемические процессы почти не были вовлечены дети, да и сейчас в меньшей степени, чем взрослые. В этой ситуации вакцинация детей будет правильной, чтобы мы могли быстрее справиться с вирусом, чтобы у детей не было таких тяжелых форм, которые сегодня возникают у взрослых.

Когда инфекция только возникла, мы думали, что хватит 60-70 % уровня общей вакцинации для спасения человечества, но сейчас стало ясно, что этого недостаточно – необходимо привить минимум 90-95 %. И речь идет не только о взрослом населении. Уже скоро вакцина для детей поступит в регионы, поэтому требуется провести колоссальную работу для того, чтобы ее активно применяли для детского населения. Опыт использования детской вакцины в других странах (Австрия – с пяти лет, Китай – с трех лет, Вьетнам) показал, что она достаточна эффективна. Поэтому нам нужно принять все возможные и невозможные меры, чтобы наше население начало прививать детей. Мы с коллегами видим просто страшные вещи, когда погибают молодые люди и беременные женщины. Важно объяснять и то, что даже если вы сами не боитесь заразиться, в вашем окружении есть люди, для кого это может стать смертельно опасным, и вы можете обезопасить их тем, что вакцинируетесь.

Что касается новых вариантов вируса, они не так часто появляются. Ученые даже говорят, что течение нового штамма («Омикрон», - прим. ред. ИА «Банкфакс») будет менее агрессивным, чем предыдущих. Тем не менее, хотелось бы, чтобы прежде, чем этот вариант придет на территорию края, более 70 % граждан были привиты.

Нина Карбышева, профессор АлтГМУ, д. м. н., заведующий кафедрой инфекционных болезней и фтизиатрии:

- Вирусы всегда мутируют, и это не является какой-то избирательной особенностью коронавируса. По той информации, что мы располагаем, есть уже более тысячи вариантов вируса, которые имеют разную значимость. Есть те, которые вызывают интерес, и те, что вызывают обеспокоенность. Последний вирус – (вариант «Дельта», - прим. ред. ИА «Банкфакс») тот, с которым мы столкнулись с точки зрения расширения возрастной категории заболевших, когда стали чаще болеть молодые люди, дети, и стало больше тяжелых форм. Даже «Омикрон» – это частность происходящего, ведь этот вирус сломал все закономерности. Это может быть и развитие сыпи, и развитие диареи, когда врач первичного звена не может сходу определить его точно.

Если есть инфекция, при которой мы можем управлять процессом, то есть мы имеем вакцину, - это просто счастье, это та защита, которая даст нам надежду на будущее. Только таким способом мы можем остановить эту мутацию и агрессивный ход в человеческой популяции. Столько много сейчас разговоров про вакцину, пишут про какие-то обвальные смерти от нее – триллеры просто. Сегодня у нас в университете 85 % сотрудников привиты, и у нас сразу снизилась заболеваемость. Ординаторы тоже привиты на 100 %. И мы не видим каких-то трагических или тяжелых последствий. Прививать детей тоже необходимо – как иначе мы спасем наших детей?

Дмитрий Попов, глава Минздрава Алтайского края:

- Эпидобстановка в этом году кратно сложнее, чем в предыдущем, и тогда готовность общества была максимальной, люди относились к ограничительным мероприятиям добросовестнее, хотя ни о какой вакцине речь еще не шла. Крайне тяжелая ситуация сложилась осенью прошлого года, когда возник высокий уровень заболеваемости среди медработников. Из медорганизаций из процесса оказания помощи выпало до половины коллектива. Плюс перепрофилировали почти треть медицинских коек. Сейчас вирус еще более агрессивный. Не сформировав достаточный коллективный иммунитет, мы способствовали тому, что он мутирует. Кроме того, наложившись на грипп, он будет способствовать утяжелению эпидпроцессов. В прошлом году мы удивлялись цифрам 250 заболевших в день, и констатировали, какая это тяжелая нагрузка на медиков, но сегодня мы видим ежедневно около 500 заразившихся и видим, что отрасль справляется.

Мы ведем федеральный регистр вакцинированных. Исходя из этого, имеем объективную картину заболевших. Из тех, кто прошел вакцинацию (по данным на 2 декабря в крае полностью привиты более 860 тысяч человек, - прим. ред. ИА «Банкфакс»), только 37 тысяч заболели коронавирусом, при этом не более 1 % от них были госпитализированы. Не стану отрицать, что среди них есть и тяжелые случаи течения, но там и масса других вещей, которые вклиниваются в процесс. Сегодня можно убежденно сказать, что вакцина позволяет нести эту инфекцию в лайт-варианте.

Константин Федорюк, главный врач КГБУЗ «Городская больница имени Л.Я. Литвиненко», Новоалтайск:

- В ковидные госпитали поступают непривитые люди. Летальные случаи обычно тоже среди непривитых граждан. И только единичные факты, когда вакцинированные пациенты длительно находятся в госпитале, болезнь осложняется рядом факторов, и наступает смерть – подчеркну, их всего было трое. В целом коллектив у нас переболевший и вакцинированный, в том числе и я сам. Начало года ознаменовалось тем, что абсолютное понимание о необходимости вакцинации было почти у всех сотрудников. Могу сказать точно, что мы, привитые, ревакцинированные (причем я выступаю именно за «Спутник V») ни одного штамма коронавируса, в том числе и агрессивную «Дельту», не боимся. Имея иммунитет на фоне вакцины, врач защищен в ковидных госпиталях и даже может позволить себе слабость - снять маску. Те, кто пренебрегали этой историей, продолжают заражаться.

Ключевым моментом оказания медпомощи в крае можно назвать один маленький нюанс – вакцинация. Честно скажу: привитые пациенты сегодня могут поехать на плановое лечение и вернуться оттуда живыми. А те, кто поехал на плановые осмотры без прививки, все в ковидных госпиталях. Причем сегодня в процесс заболеваемости вовлечены не только пожилые люди, но и подростки, и дети, и беременные. Поэтому не стоит пренебрегать вакциной. Наверняка, «Спутник V» будет работать и с новым штаммом. Есть нюансы, есть опасения, может быть снизится вероятность [избежать проявлений болезни], но на мой взгляд, лучше и эффективнее вакцины на сегодняшний день я не наблюдаю. Я абсолютно уверен, что если даже этой вакцины окажется недостаточно, будет оперативно выпущена какая-то его модификация, которая с этим справится. И пусть мир не удивляется, что мы сделали это так быстро, для этого есть вся научная база. И еще: я вообще не вижу противопоказаний к этому препарату. Всем мои родственники, коллеги, товарищи, знакомые привиты. Это было по-разному – со спорами, с убеждением, с руганью. Но зато сегодня я за них спокоен и уверен. Очень жаль, что до некоторых это дошло только после того, как они похоронили близких, коллег по работе, соседей, друзей.

Я спрашиваю у всех своих пациентов, почему они не привиты, и 60 % из них очень об этом сожалеют, оказавшись в больнице. Но есть и единицы антипрививочников, которые остаются на своем, даже пережив ИВЛ и вернувшись к жизни. Наверно, есть в популяции примеры, которые объяснить невозможно. Но я все же надеюсь на здравый смысл нашего населения, что на фоне стольких смертей у нас прекратятся фейковые смешные новости о прививке. Здесь не может быть никаких разговоров! Защита есть, она работает. Вакцинированным сегодня лекарства не нужны, а не вакцинированным могут не помочь даже самые дорогостоящие.

Михаил Неймарк, профессор АлтГМУ, д. м. н., заведующий кафедрой анестезиологии, реаниматологии и клинической фармакологии с курсом ДПО:

- К сожалению, течение коронавируса таково, что нередко все это заканчивается переводом в реанимационное отделение. В наших отделениях, которые занимаются лечением таких больных, есть практически все, что требуется на современном уровне для оказания квалифицированной медпомощи. Я сужу по 5-й горбольнице, это все варианты респираторной поддержки, которые существуют, это ЭКМО, это гемофильтрация, это все лекарства и антибиотики. Вопрос при лечении возникает только один: в каких дозах и сколько? Я считаю, что по этому уровню мы ничем не уступаем Денису Проценко и его прославленной Коммунарке. Я не думаю, что у них есть какие-то технологии, которых нет у нас.

Тем не менее, летальность в реанимациях остается высокой, я даже боюсь назвать эти цифры, чтобы не пугать население. Причем какой-то «золотой таблетки» от этого вируса нет. Вся надежда только на профилактику. Без вакцинации нам просто никуда не деться. Пока не будет коллективного иммунитета. Это все будет продолжаться, и это очень тревожит. Важно, что иммунитет после вакцинации созревает только через месяц, поэтому вакцинированные вполне могут заразиться после прививки. Потом все претензии к этому человеку, который очень долго откладывал, чтобы совершить этот гражданский подвиг.

Александр Неймарк, профессор АлтГМУ, д. м. н., заведующий кафедрой урологии и андрологии с курсами специализированной хирургии:

- Я смотрю на эту ситуацию не как анестезиолог, а как врач. Все население Алтайского края можно разделить на три группы. Первая – те, кто, безусловно, верит в прививки, или поверил в них с нашей помощью. Вторая – те, кто колеблется, они и туда, и сюда. Третья - те, кто категорически против. Я считаю, что людям нужно лучше доносить информацию о летальности, о заболеваемости среди привитых.

И еще я бы послушал какого-то явного антиваксера и его доводы, и нужно принародно, с нашим авторитетом опустить его так, чтобы люди это поняли и услышали. Я считаю, что более вредной вещи, чем Интернет - нет. Почему в СССР не было проблем, когда была эпидемия полиомиелита? Потому что никого не спрашивали, кололи и все, и справились с этим. А сейчас начинаются разговоры – хорошо, плохо…

Из-за этого страдают люди с другими заболеваниями. Сейчас Краевая больница задыхается от запущенной онкологии, урологии. Пока больной доберется туда, там уже делать нечего. А потом мы разбираемся – от чего пациент умер – от ковида, или от хронической почечной недостаточности, которая его свела в могилу.

Андрей Коломиец, главный врач КГБУЗ «Городская клиническая больница № 11, Барнаул»:

- Я сторонник жестких мер в данной ситуации. Лучше была бы поголовная вакцинация, но пока нам дали систему QR-кодов, поэтому нужно интенсивнее внедрять этот инструмент. Есть ли лекарство против ковида? Нет, единственное лекарство - получить антитела. То есть либо переболеть со смертельным риском, либо привиться. За 10 месяцев в нашей поликлинике привилась 21 тысяча человек, 163 умерло, из них только пять привитых. Из 1280 сотрудников у меня не привиты только трое – там свои психологические причины. И за 10 месяцев этого года в коллективе переболело только 17 человек.

Теперь какие бы аспекты я ужесточил? Онкология, гипертония, сахарный диабет – везде противопоказания. Я считаю, это форменное безобразие, это наоборот прямые показания к вакцинации. Если такой человек не вакцинируется, он умрет обязательно. Кто умирает обычно? Старше 40 лет, полный, гипертоник и диабетик, эти люди уходят.

И если раньше считалось, что в основном вирус передается воздушно-капельным путем, то теперь и плацентарно. 3-5 новорожденных уже ковид-инфицированы. Поэтому необходимо вакцинировать и детей младшей возрастной группы. Дети – убийцы нашего поколения. Количество контактов в день у них в несколько раз выше, чем у взрослых. Он цепляют все болезни и несут потом это в семьи. И если детей не прививать, они будут разносчиками.

Я считаю, что с антиваксерами нужно поступать жестче, чем мы видим у нас. Не привился – в случае заражения лечение за свой счет. Непривитых медиков ни в коем случае нельзя допускать к работе, они – убийцы пациентов. Особенно работники реанимации, нейрососудистых отделений и пр. Я со своей стороны делаю все, чтобы этого не было.

По поводу нового штамма могу сказать, что не может тяжелейший опасный вирус создаваться самостоятельно, если это не сделано намеренно. Не могут опасные вирусы тиражироваться один за другим каждый месяц. Что-то мне подсказывает, что и этот мы должны пережить.

Ирина Вильгельм, главный врач КГБУЗ «Городская больница № 5, Барнаул»:

- Каждый день нам приходится видеть трагедии, драмы, страх, боль за близких, желание чем-то помочь. Но почему-то это желание возникает, когда человек уже заболел. Готовы купить дорогие лекарства, но почему-то не хотели бесплатно привиться. При этом боимся вакцины, но не боимся лекарств, которые также были очень быстро разработаны, закупаются вне регистрации, по особому разрешению. Нас не останавливают ни большие дозы гормонов, ни препараты, которые очень сильно влияют на иммунитет. Мы вынуждены их применять, но это уже мера отчаяния, и ни в одном исследовании не сказано, что они 100 % эффективны.

Я впервые оказалась в эпицентре такой эпидемии. Вероятно, долгий период эпидемиологического спокойствия воспитал в нашей психологии это – «если мы этого не видели, то наверное, нас не коснется». К сожалению, коснется всех. И никто не гарантирует, что даже если ты переболел, не переболеешь повторно. Есть даже третьи случаи заражения одного и того же человека, и никто не говорит, что повторное заболевание будет протекать легче. Поэтому я считаю. что судьбу не надо испытывать.

Еще хотелось бы сказать про активаксеров. Каждый волен решать свою судьбу, но не судьбу своих близких. Когда я навязываю свою точку зрения другим, и подвергаю их жизни опасности, это уже другая позиция. Никто сегодня не будет спорить, что опасно, когда в массовом скоплении людей оказывается человек с оружием, а это такое же оружие – только биологическое. Человек опасен и он заражает других. Зачастую страх, паника, жалобы обусловлены тем, что человек понимает, что сам переболел легко, но принес это в семью, а его близкие оказались в реанимации. К нам инфицированные поступают семьями. Это трагедия, когда тело умершего некому забрать, потому что его родные изолированы. Это сложности, которые будут иметь долгие психологические последствия. Человек не может изолироваться на года. Он, так или иначе, идет в общество, заражает и заражается сам. Почему весь коллектив должен рисковать из-за того, что кто-то выбрал свободу не вакцинироваться? Тогда у него есть свобода работать дистанционно, или свобода делать ПЦР-тесты каждые три дня, но уже за свой счет. Все эти красивые рассуждения о высоком существуют, пока ты не смотришь в глаза больным, или пока не хочешь этого видеть.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Не теряйте бдительность: три нижегородца пострадали на аттракционах этим летом Более 3 тысяч мальков стерляди выпустили в Волгу в Кстовском районе Глеб Никитин намерен на заседании президиума Госсовета РФ обсудить проблемы обманутых дольщиков Т Плюс подключил к системе теплоснабжения дворец культуры химиков в Дзержинске Кубок Европы по сумо прошел в Дзержинске

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций