Эксперт «Народного фронта» заявил о риске масштабных рубок после запуска нового комбината «Алтайлеса»

Координатор группы общественного мониторинга ОНФ по проблемам экологии и защиты леса в Алтайском крае Алексей Грибков считает, что запуск Павловского деревообрабатывающего комбината может нести новые риски для алтайских лесов. Как он рассказал ИА «Банкфакс», мощности предприятия, которое должно заработать в конце марта, могут потребовать увеличения объемов рубок в ленточных борах.

В скором времени холдинг «Алтайлес» запустит в работу свое новое предприятие по обработке древесины. Планируется, что первая плита МДФ будет изготовлена на Павловском деревообрабатывающем комбинате уже к концу марта, сообщается на сайте регионального правительства. Крупное предприятие, по некоторым оценкам, будет приносить собственнику ощутимые прибыли. С другой стороны, это может усугубить и без того острую проблему с объемом рубок в алтайских лесах. Такого мнения придерживается Алексей Грибков.

По мнению координатора группы ОНФ, алтайский лес не должен быть главным источником сырья для комбината. «Позиционируется это таким образом, что комбинат будет перерабатывать отходы и низкосортную древесину. И заявляется, что это не скажется на увеличении объемов заготовки древесины. То есть, существующей расчетной лесосеки должно быть достаточно для загрузки мощностей предприятия. С моей точки зрения, этого будет недостаточно. Дело само по себе хорошее, но нужно думать о том, чем загружать эти мощности. Ленточные боры не должны быть главным источников сырья. Это решение должно быть принято на федеральном уровне», - сказал Алексей Грибков в разговоре с корреспондентом ИА «Банкфакс».

По словам собеседника, он уже внес соответствующее предложение на совещании с министром природных ресурсов Дмитрием Кобылкиным в Москве. Эколог предложил, чтобы мощности комбината загружали древесиной из соседних регионов, в которых лесов больше. Например, лес можно возить из Томской области, Красноярского края и т. д. Как уточнил Грибков, у этих регионов сейчас недостаточно предприятий глубокой обработки. При этом значительное количество необработанной древесины из Сибири якобы отправляется в Китай и другие страны Азии. «Такое предложение прозвучало. Будет ли оно принято — посмотрим. А если для всех мощностей комбината сырьевой базой будут служить исключительно ленточные боры — это очень плохо. Это приведет к тому, что они будут истощаться. Я думаю, что есть такой риск», - опасается эксперт ОНФ.

Как он пояснил, Алтайский край — не самый лесной регион. При этом ежегодный объем рубок здесь один из самых больших. Существует риск усугубить ситуацию в связи с началом работы нового предприятия «Алтайлеса», мощности которого могут обрабатывать большие объемы сырья.

Грибков приводит примечательную статистику по объему рубок в соседних регионах и на Алтае. Например, в Новосибирской области в 2016 году заготовили 1,1 млн куб. м древесины, в Кемеровской области — 1,35 млн куб. м, в Республике Алтай — 481 тысячу куб. м. При этом в одном только Алтайском крае за тот же 2016 год было заготовлено намного больше, чем в каждом из этих трех регионов — 2,6 млн куб. м древесины, сообщил эколог.

В озвученный «фронтовиком» объем входят деревья, вырубленные в ленточных борах и в других видах лесов. За прошедшие годы ситуация мало изменилась. «Надо учесть, что Алтайский край — малолесный регион. У нас только 26 % территории покрыто лесом. Основной район лесозаготовок — это ленточные боры. Потому что только хвойной древесины вырубается 1,3 млн куб. м, но если посчитать вместе с лиственными деревьями, то получается около 1,7 млн куб. м. Там ведь не только сосна, но и березы, и осины. В одних только ленточных борах — маленьких узеньких лентах — вырубается больше, чем в любом из соседних субъектов РФ», - пояснил Грибков.

По его словам, это связано с тем, что были пересмотрены нормативы, в частности, на возраст деревьев, подлежащих рубкам. Руководитель Рослесхоза Иван Валентик уже признал, что он был снижен необоснованно. К тому же, как считает эксперт, на объемы существенно влияет коммерческий интерес. «У нас эти ресурсы доступны. К примеру, в Республике Алтай надо забраться на гору и заготовить там дерево, где нет ни дорог, ничего — там сложно. В той же Томской области лесов гораздо больше, но чтобы до них добраться по болотам, заготовщики ждут зимы, когда все замерзнет. А у нас ленточные боры — просека через каждый километр. Плюс лесные дороги. Как сами лесорубы говорят, «можно в тапочках ездить» на лесозаготовки. У нас в любое время года любые участки доступны», - рассказал эколог.

Он считает, что исправить ситуацию поможет ужесточение нормативов. Это должно быть предусмотрено действующим Лесным кодексом, где написано, что леса делятся на категории: эксплуатационные, защитные, резервные. Среди защитных лесов, выполняющих важные экологические функции, есть отдельная категория — ценные леса, а в ценных лесах, в свою очередь, есть подкатегория — ленточные боры. В кодексе указано, что их использование и освоение допускается лишь в той мере, в какой оно не противоречит сохранению их целевого назначения. Как уточнил Грибков, целевым назначением не является заготовка древесины. Она возможна, но в пределах, которые не противоречат сохранению боров как экосистемы. Их ресурсная функция не может быть главной и основной.

В связи с этим интересен тот факт, что, по словам Алексея Грибкова, предельный объем ежегодных рубок в ленточных борах Алтайского края в последнее время никак не изменялся. Он по-прежнему составляет 1,3 млн куб. м, хотя в середине февраля утверждалось, что Дмитрий Кобылкин понизил это значение до 900 тысяч куб. м. Как пояснил Грибков, это число не утверждалось нормативным актом и прозвучало лишь в рамках обсуждения.

Также собеседник выразил свое мнение по поводу выделения 245 млн рублей из федерального бюджета на восстановление алтайских лесов. По его мнению, это хорошее начинание, но в то же время оно может считаться лишь первым шагом. Потому как необходим и дальнейший уход за новыми искусственными насаждениями. «У нас в Алтайском крае высаживается лесных культур больше, чем выбывает в результате сплошных рубок и пожаров. Этот баланс положительный. Но просто их посадить и бросить — значит закопать деньги в землю. Работы по уходу остаются за рамками этих средств и национального проекта. Нужно еще как минимум 15 лет проводить рубки ухода и другие мероприятия», - утверждает Грибков. Последующие этапы восстановления лесов пока не предусмотрены ни национальным проектом «Экология», ни действующим законодательством.

Напомним, что в феврале Алексей Грибков раскритиковал подход к введению моратория на рубки на отдельных участках ленточных боров региона для холдинга «Алтайлес». По его словам, запрет коснулся в основном тех мест, где деревьев почти нет, а самые ценные участки, напротив, не получили защиты. Таким образом, широко анонсированная мера может являться лишь пиар-ходом для создания позитивного имиджа холдинга.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Полиция объявила в розыск сбившего лося в г.о. Бор Нижегородской области водителя Нижний сегодня: главные события дня Прием заявок на конкурс Фонда президентских грантов стартует с 1 февраля Церемония вступления Глеба Никитина в должность губернатора Нижегородской области назначена на 26 сентября Нижегородским школьникам разрешили не посещать учебные заведения при сильных морозах

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций