«Мы становимся перед угрозой дефицита»: алтайские эксперты оценили предпосылки и перспективы регулирования цен на овощи из «постного» борщевого набора

23.07.2021 10:12

На федеральном уровне всерьез обсуждается вопрос регулирования ценообразования на так называемый борщевой набор, который состоит только из самых востребованных овощей – моркови, лука, картофеля, свеклы и капусты (без мяса). Такую идею выдвинули единороссы, говоря о резком подъеме стоимости этих продуктов в текущем году. По их мнению, снижение цен данных товаров поможет российским семьям пережить кризисные явления в экономике. Некоторые эксперты оценивают эту инициативу как популистскую, отмечая, что на текущем этапе в целом наблюдается высокая инфляция, в том числе продовольственная, а в конце каждого лета овощи обычно и так немного дешевеют из-за нового урожая, без каких-либо мер со стороны властей. Тем не менее, государство и политики предпочитают говорить о необходимости контролирования определенных ценников в магазинах. На данный момент аналитики расходятся в оценке конструктивности и целесообразности таких инициатив. Между тем вопрос овощного прайса весьма актуален для Алтайского края по причине развитого сельского хозяйства и ритейла, а также низких доходов населения. В связи с этим ИА «Банкфакс» побеседовало с экспертами в сфере экономики и бизнесменами на тему обоснованности вмешательства властей в рыночную политику, а также возможных последствий для розницы и производителей, например, рисков дефицита.

Руслан Демаков, член Общественной палаты Алтайского края, кандидат юридических наук, доцент кафедры трудового и предпринимательского права РАНХиГС:

- Удивляться государственному регулированию цен на какие-то товары, услуги и ресурсы не стоит. Даже если в стране провозглашена рыночная экономика, то все государства без исключения это делают. Если есть экономические предпосылки, и на это наслаивается социальный аспект, то властям необходимо оценить необходимость вмешательства в ценовую политику. Я думаю, что по опыту этого года, когда наблюдается довольно высокий рост цен, государству необходимо вмешиваться.

На ценники в магазинах можно повлиять, например, установив предельную стоимость. Выше нее реализация продуктов будет нарушением. Для этого нужно оценить покупательскую способность населения, индекс человеческого развития, показатели по инфляции, ВРП либо ВВП на душу населения. На основе этих данных можно установить определенные цены. Это можно просчитать, и методики есть. Положительные примеры были. Но когда цены замораживаются, нельзя говорить, что от этого никто не пострадает. Надо понимать, что у любого регулирования со стороны государства есть сторонники и противники. Здесь необходимо находить оптимальный баланс между субъектами предпринимательской деятельности и большинством людей.

От заморозки цен предприниматель страдает потенциально, реально ли – покажет опыт. Когда включается сдерживание стоимости, исключаются факторы, позволяющие предприятию развиваться в условиях рынка в полной мере. С другой стороны, государство решает проблему злоупотребления, которое может возникнуть в результате доминирующего положения.

Заморозка цен на овощи будет оправдана, если она будет проведена на основе объективной оценки потребительской корзины. Я бы сказал, что здесь не надо ориентироваться на ключевую ставку Центробанка, потому что она, по мнению многих экспертов, не отражает реальную стоимость денег в России. Если это регулирование будет вводиться без учета адекватных цен относительно показателей инфляции, то тогда это неправильно, делать этого не стоит. Чтобы сделать это грамотно и в интересах людей, чтобы продукты питания не дорожали и были доступны, необходимо заручиться поддержкой независимых квалифицированных экспертов, которые дадут оценку экономическим показателям. Нужно ориентироваться и действовать в интересах групп населения с доходом ниже среднего и социально незащищенных граждан.

В целом в концепции сдерживания стоимости нет ничего страшного. Когда государство делает что-то хорошее, например, активизирует дорожное строительство, найдется аналитик, который свяжет это с электоральными процессами. Всегда найдется тот, кто скажет, что это популизм, и тот, кто скажет, что это конструктив. Если регулирование цен на продукты вводится только как имитация какой-то деятельности, это плохо. Если власти делают это для заботы о населении и, исходя из объективной необходимости, это хорошо. Как это отследить? Должно быть обстоятельное последовательное обоснование этой инициативы от квалифицированных экспертов, чтобы логика государства была понятна.

Но если у нас речь идет о продуктах питания, то делать это необходимо максимально оперативно. Здесь нельзя тратить долгие месяцы на формирование рабочих групп и межведомственных комиссий.

Юрий Матвейко, председатель Алтайского краевого регионального отделения Общероссийской общественной организации «Деловая Россия», депутат Алтайского Заксобрания:

- На мой взгляд, если мы провозглашаем в нашей стране рыночную экономику, то и цены должны регулироваться рынком. Любые попытки государства регулировать ценовую политику, как правило, заканчиваются плохо: этот пузырь надувается и лопается. Поэтому, на мой взгляд, это не самое лучшее решение.

Можно регулировать какие-то процессы и пошлинами, и налогами, если есть злоупотребление и доминирование тех или иных субъектов. Но такие продукты как лук, морковь – это точно не то, что повлияет серьезно на размер трат гражданина. Это совсем небольшие цифры, и я не думаю, что вмешательство государства в этом случае оправдано. Я понимаю, когда заходит речь о регулирование цен в области ЖКХ, железнодорожного транспорта, нефтепродуктов, газа. Но и то это не самые верные решения, потому что есть оптовый и розничный рынок, а регуляторы очень часто регулируют не то, что надо. Живем в условиях рынка – значит, и ценообразование должно быть рыночным, предприятия должны работать безубыточно. В противном случае мы становимся перед угрозой возникновения дефицита, а то и полного отсутствия того или иного продукта.

Я не исключаю, что все это может быть и простой предвыборной риторикой. Зачастую перед выборами получают огласку разного рода идеи, но выборы заканчиваются – и все это забывается. Такое бывает.

Сергей Тастан, член Общественной палаты Алтайского края, эксперт в сфере сельского хозяйства:

- Я в свое время организовал первый кооператив и работал от Крайпотребсоюза. Если нам сейчас крикнуть: «Вытащите все из погребов!», и если бы работала та кооперация, которая была ранее, или в новом виде, то таких вопросов удалось бы избежать. Овощи необходимо покупать не только у крестьянских-фермерских хозяйств, а еще и у населения. Например, у меня есть три лишних мешка картошки. Отдать их бесплатно или по выгодной цене?

Нужно создать условия для развития сельскохозяйственной потребительской кооперации с учетом личных подсобных хозяйств и самозанятых. Когда человек может вырастить на своем гектаре качественную картошку, морковку или свеклу и продать, цена будет невысокой. Там ручной труд, нет дорогой техники, которая стоит десятки миллионов. Это качественные овощи без пестицидов. Необходимо дать заказчикам возможность забрать у населения излишки, заплатив за это. Хотя бы для социальных учреждений, например, для школ. Такая продукция будет относительно недорогой. Для этого должен быть агрегатор. Раньше им было сельпо, райпо, заготсбытбаза, управление заготовок. Они принимали картошку, яйца, другие продукты. У населения был доход.

Сегодня такой доход не надо облагать налогами. Он получен для самообеспечения граждан, чтобы заплатить за коммунальные расходы, одеть и обуть ребенка в школу. Это не тот доход, когда они поехали на юг и купили машину. Надо вовлечь население. Тогда и село будет возрождаться, и горожане будут обеспечены едой.

Я бы сказал, что сдерживать цены от производителей не стоит, а делать это нужно в продовольственных сетях. Маржа на продукты из борщевого набора превышает 50 % и 100 %. Нужно смотреть, по какой цене пришел товар, и сколько он стоит уже на полке. Например, не надо трогать молоко, которое закупается по 16 рублей у производителя. Мы же его за 40 рублей покупаем в магазине. Надо отрегулировать так, чтобы за него хозяйствам платили 25 рублей, тогда будет выгодно и КРС развивать. А от этих 25 рублей пусть будет наценка 2,5-5 рублей. Пускай в магазинах за 30 рублей продают. Остальные 10 рублей, которые в цене есть сегодня, лишние.

Торговые сети от этого не пострадают. Возьмите на нашу «Мария-Ра». Собственник уже скупает в Москве здания на Красной площади, строит новые торговые центры, жилые комплексы. Как можно говорить о нем, что он страдает? Это же все на какие-то доходы, которые собираются по копеечке, с этой же продуктовой корзины. Вот на эти 10 рублей и возводятся эти объекты. Также и с борщевым набором.

Павел Тулин, предприниматель:

- Как сказать поезду: «Стой! Раз-два»? Вот так и с регулированием рынка. Как можно ограничивать цены в ритейле, если их поднимают оптовики? Розничная сеть что, должна торговать себе в убыток? Это невозможно. Мы несем такие же обязательства перед своими работниками, арендодателями, перед контрагентами.

Определенная коррекция рынка уже произошла, когда федеральный центр обязал крупных игроков на розничном рынке ограничить цены на ряд товаров – подсолнечное масло, сахар и т.д. И что произошло в итоге? Выросли цены на продукты, изготовленные из этих, так скажем, ингредиентов. Сегодня хлебопеки бьют тревогу, потому что подсолнечное масло, маргарин и другие необходимые продукты для хлебобулочного производства выросли в цене, некоторые до 40 %. Мы одно колесо телеги вроде вытащили из грязи, а три остальных у нас увязли.

Ну невозможно регулировать рынок «окриками» сверху. Если на рынке не хватает товара или существует избыточная денежная масса, то вы хоть что делайте, а цена все равно рано или поздно пойдет вверх.

Другое дело – это создать условия, при которых не будет «пустых денег», которые развращают людей, поскольку есть возможность взять дешевый кредит, и даже его потом не отдавать. Либо создать условия, при которых предприниматели не будут сидеть по 2-3 месяца без работы, и потом не будут продавать товар втридорога, чтобы окупить свой простой. Есть рыночные инструменты регулирования, которыми государство может воспользоваться, в том числе по стимулированию снижения цен по определенным категориям товаров. Но они ими не пользуются, они не дают преференций предпринимателям, а просто говорят: «Вы лучше цену не поднимайте, а мы когда-нибудь вас за это отблагодарим». А на рынке такой подход не работает.

Государственным структурам сейчас не позавидуешь. Они оказались сразу между двух проблем: выборы, перед которыми любая власть пытается задобрить избирателей, и пандемия – неуправляемый процесс, к которому ни одно государство не было готово. Эти два вызова сошлись воедино, и появились вот такие суррогатные предложения рынку. Безусловно, перед осенью власти нужно показать свою состоятельность. А обычные решения, которые работали 2-3 года назад, сейчас просто не сработали. Такие решения – это следствия пандемии и очевидного проседания рынка.

Иван Хан, глава КФХ, индивидуальный предприниматель:

- Бензин дорожает, удобрения дорожают, рабочая сила дорожает – все дорожает. И как в этих условиях стоимость нашей продукции может стоять на одном месте? Мы и так много не зарабатываем. Будет ГСМ дешеветь – и наша продукция станет дешевле. Ну как брать солярку по 50 рублей и с этим работать? Я не знаю. Мы не политики, мы крестьяне. Если нас ограничат в ценах – мы не будем работать, потому что не выгодно, вот и все.

Денис Зюзин, гендиректор ГК «Киприно»:

- Повлиять на ценообразование прямо сейчас – это ерунда, чисто политический момент, чтобы сработать на избирателей и показать, что государство хоть что-то делает. Обычный PR-ход. Никто же сегодня не сдержал цены на металл? Никто сегодня не сдерживает цены на топливо. А топливо, металл – это основные составляющие, которые влияют на все.

Начинать всегда нужно с основ. Из-за чего эти цены растут? Не потому ведь, что на рынке переизбыток этих продуктов из «борщевой корзины», да и продуктов питания вообще. Пандемия одних только китайских продуктов сколько выбила с рынка. Вот и произошел серьезный надлом. Чтобы восстановить эту систему, нужно либо открыть ворота и запустить тех поставщиков, которые были – Турция, Китай и прочих, либо самим начинать производить овощи.

Россия – страна, которая может обеспечить овощами весь мир. Но если вырастить и собрать урожай в необходимых объемах мы можем, то сохранить – уже нет. Мы 30 лет назад все овощебазы, овощехранилища превратили в рынки, базары и другие коммерческие объекты. У нас в стране не так уж много крупных городов. Иметь по одной крупной овощебазе в регионе – это не сложно.

Мы ведь можем посчитать, сколько каких продуктов нужно на душу населения, а значит, можем и узнать, сколько нам нужно овощехранилищ. Да, это сооружения, которые требуют существенных капиталовложений. Их не построить на скорую руку из сендвич-панелей, как торговый центр. Поэтому здесь нужна, как и в других отраслях, поддержка государства. Работали же программы по поддержке птицеводства или производства свинины. Мы по этим показателям сейчас растем? Растем. Да, бывают моменты, но в основном жалобы на стоимость этой продукции не слышно. Так и здесь. Будут субсидии, будет поддержка – будет и рост.

Вячеслав Беляев, кандидат экономических наук, эксперт-маркетолог:

- Влияние государства на ценообразование и фиксация цен на определенные товары - всегда плохая история. Получается, что кому-то в такой ситуации придется нести убытки. Нужно понимать, что сегодня нет тех, кто зарабатывает большие деньги на продуктах, продающихся в магазинах. В ритейле острая конкуренция. Посмотрите на Барнаул, и сколько здесь магазинов из разных сетей. Они с удовольствием победили бы друг друга. Им приходится держать цены на более-менее приемлемом уровне. Понятно, что когда они начнут продавать овощи в убыток, то будут делать наценку на другие товары. В любом случае потребитель заплатит столько же, и средний чек останется прежним.

Простого решения у таких историй никогда не бывает. Сейчас очень сложно рекомендовать государству, что делать, потому что сегодня ситуация смещена из-за коронавируса. Цены очень сильно изменились на разные товары, а это все взаимосвязанные вещи. Условно, изменение стоимости дерева может влиять, например, на продукты питания просто потому, что оно используется в их производстве. Когда так много разных изменений произошло за год, то очень сложно управлять даже маленькой частичкой этого процесса.

Рынок всегда саморегулируется. Он это делает неидеально, особенно если смотреть в моменте. У него бывают с этим проблемы, но в любом случае, если смотреть в долгосрочной перспективе, то он всегда себя отрегулирует и выставит справедливые цены. Иногда воздействие государства полезно, потому что оно может сглаживать рыночные проблемы. Но инструмент заморозки цен и установки пределов практически не имеет хороших примеров, когда его использование было оправдано.

Если вводить ценовые ограничения на уровне производителей, то это может отразиться на циклах производства. В следующем году предприятия будут меньше выращивать конкретную культуру, потому что ее стоимость заморожена. Это спровоцирует новый дефицит.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

"Мастерство, смелость, товарищеская помощь и взаимовыручка вызывают глубокое уважение к вам и вашей профессии", - Евгений Лебедев "Мы теряем в деньгах из-за хаоса, который творится вторые выходные", - нижегородский общепит Юрий Рябиков: "Получить "Карту гостя" можно в информационно-туристическом центре" Юрий Шалабаев задекларировал почти 5 млн рублей за 2019 год Нижегородские рестораны приготовили ужины для работающих в новогоднюю ночь врачей

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций