Стал известен поминутный расклад трагедии с расстрелом алтайских солдат Рамилем Шамсутдиновым

29.12.2020 18:53

Расстрелявшему сослуживцев, в том числе и солдат из Алтайского края, Рамилю Шамсутдинову грозит не более 20 лет колонии. Защите удалось доказать присяжным, что причиной трагедии в военной части в поселке Горный стали неуставные отношения, а вовсе не нежелание Шамсутдинова выполнять приказы командира. Поэтому на пожизненное лишение свободы рядового не осудят. Тем временем корреспонденту «Ленты.ру», посещавшему заседания, стали известны мельчайшие подробности трагедии в воинской части.

Следователи поминутно восстановили картину событий в в/ч № 54160 25 октября 2019 года. Установлено, что около 18:10 к воротам части подъехал армейский «КамАЗ» — на нем возвращалась с более чем трехсуточного дежурства сменившаяся группа: старший лейтенант Данил Пьянков (начальник ПНР), сержант-контрактник Роман Ковалев (помощник начальника ПНР), младший сержант-контрактник Коновалов (водитель боевой машины ПНР) и срочнослужащие — старослужащие ефрейтор Алексей Андреев, рядовые Егор Богомолов, Владислав Шпак, Артем Никишин, Анатолий Куропов, Александр Эрлих и Андрей Покотило. С ними были и трое молодых военнослужащих: Графов, Алеев и Шамсутдинов

После смены им требовалось разрядить магазины с патронами и сдать их на склад вооружения. Как только все разместились у своих мест, Пьянков раздал всем плашки (деревянные дощечки с глухими отверстиями под патроны), затем вскрыл ящик и начал раздавать магазины. При этом никто не обратил внимания, что у всех автоматы висели на ремне за спиной, а Шамсутдинов, стоявший у дальнего от входа торца стола, свой «АК-74М» держал в левой руке. Он успел отвернуться от сослуживцев и привести автомат в боевое положение. «Я все сделал быстро и незаметно», — заявил он позже на первом допросе.

Как только солдаты начали разряжать магазины, Шамсутдинов поднял автомат на уровень груди и открыл огонь короткими очередями, по 3-4 патрона. Сначала срочник стрелял в тех, кто был справа от него. Первым упал Куропов, затем Покатило, молодой солдат Алеев, Эрлих, затем — Графов, самый близкий товарищ Шамсутдинова еще с учебки. Последняя пуля ранила в плечо Пьянкова — и затвор встал на задержку. Лиц Шамсутдинов не видел, он лишь фиксировал искры от попаданий в бронежилеты — но на таком расстоянии пули спокойно прошивали металл, причем часто — навылет. «Я не хотел причинять вред Графову, я вообще не увидел его в тот момент. Мне искренне жаль, что так вышло», — заявил он позже на суде.

После первой очереди Шамсутдинов сменил магазин и стал стрелять слева - в Никишина, Богомолова, Андреева, Шпака, Ковалева, Евсеева — на лейтенанте Пьянкове патроны снова закончились. Каким-то чудом пули прошли мимо сержанта-контрактника Коновалова, водителя БТР, который стоял слева от стрелка через одного человека, — и он, воспользовавшись этим, отбежал в сторону и спрятался за щитами. Шамсутдинов направился к выходу, по дороге сделав контрольные выстрелы в обоих офицеров - Евсеева (он видел его второй раз в жизни) и Пьянкова. В это время рядовой Андреев, который прикинулся мертвым, вскочил и побежал к выходу, однако тут же был сражен. Попытка бегства не удалась и Богомолову — он тоже был убит.

После кровавой бойни Шамсутдинов решил покинуть часть, проходя мимо раненого ефрейтора Андреева, он не стал его убивать, как он объяснил, надеясь, что тот будет умирать в мучениях. По дороге Шамсутдинов бросил сумку с защитным костюмом и противогазом. В автомате у него осталось около 25 патронов. Подойдя к штабу, Шамсутдинов выпустил очередь по окнам дежурного по части. На первом допросе он сообщил, что хотел убить и дежурного, и помдежа, чтобы ему не препятствовали, однако после стал утверждать, что просто хотел их напугать. Выходить через КПП части Шамсутдинов не рискнул и направился мимо спортивного городка к столовой — ко вторым воротам. У столовой он увидел гражданского работника ВС Олега Тихонова и потребовал от него отпереть замок. Тот заявил, что сбегает за ключами и заперся от стрелка в здании.

Увидев просвет между верхом створок и натянутой «колючкой», Шамсутдинов попытался бежать, но не успел. Обернувшись, он увидел группу вооруженных людей, которые подали команду: «Стой — стрелять буду». Услышав эту команду, срочник откинул автомат примерно на метр от себя, и услышал свист пуль около головы. Он упал на землю и был задержан.

Между тем в части в эти дни работала комиссия из Хабаровска, и в тот момент, когда Шамсутдинов открыл огонь, в штабе части командиры подводили ее итоги. Они прервали совещание, немедленно вооружились — и бросились искать стрелявшего. Шамсутдинов был задержан в 18:40, примерно через 20 минут после первых выстрелов. Сопротивления он не оказывал, огня в сторону тех, кто его задерживал, не открывал. Капитан Евсеев, старший лейтенант Пьянков, сержант Ковалев, рядовые Покотило, Богомолов, Никишин и Куропов погибли на месте. Ефрейтора Андреева донесли до медсанчасти, где он скончался во время оказания медицинской помощи. Рядовые Шпак и Графов были доставлены в местный госпиталь, позже переведены в Москву. Шпак долго лечился и был признан инвалидом. Графов до сих пор находится в реанимации в состоянии комы. Эрлих и Коновалов физически не пострадали.

Кроме того, следствие установило, что предшествовало трагедии. Перед заступлением в дежурную смену весь расчет осматривался медработником. В специальном журнале напротив фамилии Шамсутдинова было указано: «Телесных повреждений нет». Впрочем, уже во время следствия выяснилось, что это неправда: на голени Шамсутдинова сразу после его задержания обнаружат ссадины «давностью от пяти до семи суток».

Также следователи отметили тот факт, что в современной армии все несущие службу с оружием ежедневно должны осматриваться психологом, и караул ПНР под командованием старшего лейтенанта Пьянкова не был исключением. Но 22 октября по неизвестной причине руководитель пункта психологической разгрузки части Юлия Стафеева никого не осматривала. Не сделала он этого и за все трое суток караула - единственная беседа у нее была с сержантом Ковалевым — тот пожаловался ей на поверяющего из Хабаровска и сказал, что ему могут объявить выговор.

Надо отметить, что Шамсутдинов заступал в караул третий раз за время службы, и всякий раз ему поручали уборку туалета, хотя устав предусматривает ротацию военнослужащих. Сразу после заступления в караул 22 октября старший лейтенант Пьянков отправил дежурную смену по постам, а молодых солдат свободной смены (Шамсутдинова, Алеева и Графова), которые должны были спать с 20:00 до 2:00, построил в проходе помещения для отдыха караула и приказал стоя учить уставы внутренней службы. Спать Пьянков им умышленно не давал — и сам в это время не спал. Затем, в два часа ночи, Пьянков отправил Шамсутдинова в бытовую комнату — продолжать учить устав. Спать он ему при этом запретил. С 4:00 до 5:00 Шамсутдинов нес службу в операторской, с 5:00 до 7:00 — возле оружейной пирамиды. В семь утра привезли завтрак, после которого Шамсутдинов наводил порядок в закрепленных за ним помещениях. А затем — опять нес службу по распорядку караула — до вечера. Вечером в отведенное для отдыха время молодые вновь стояли в проходе и учили устав. Только однажды за эти трое суток, 25 октября, между 1:00 и 3:00 старший лейтенант Пьянков отправил Шамсутдинова и других молодых солдат спать — в это время в караул с проверкой пришел заместитель командира части по политико-воспитательной работе подполковник Гарбуз.

Что касается неуставных отношений, выяснилось, что через три дня после прибытия в часть Шамсутдинова и других молодых бойцов стали избивать и старослужащие, и контрактники. По словам самого Шамсутдинова, он лично игнорировал избиения и оскорбления, а другие сослуживцы реагировали по-разному: кто-то терпел и молчал, а кто-то весь день ходил поникший. Он назвал своих обидчиков: Руслана Мухатова, Салавара Абдрахманова, Руслана Ибряева, Игоря Бондаренко и других. Гособвинение при этом заверило, что по всем заявлениям Рамиля Шамсутдинова была проведена проверка, Мухатов осужден, а в отношении остальных принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела — по разным причинам. Кроме прочего — в связи со смертью.

Известно, что 25 октября, сразу после того, как Шамсутдинов отказался мыть туалет, а точнее — отчищать унитаз от ржавчины, Пьянков построил солдат в центральном проходе и дал команду «Костюм Л1! Газы». По этой команде личный состав должен надеть костюм химической защиты Л1. Но никто не пошевелился, и офицер дал команду «Л1 — отбой», после чего распустил строй. То есть налицо был явный отказ выполнять приказ. На Шамсутдинова сразу же набросились «деды». Дождавшись паузы, Пьчнков обвинил Шамсутдинова в организации неуставных взаимоотношений. Сержант-контрактник Ковалев после этого открытым текстом пообещал утопить Шамсутдинова на следующем дежурстве и тем же вечером после возвращения в казарму проучить его за непослушание.

Стоит также добавить, что до призыва о порядках в армии Рамиль Шамсутдинов знал не понаслышке — его единственный близкий друг Антон Гомзиков погиб при странных обстоятельствах 18 декабря 2017 года в Челябинске, где проходил службу во внутренних войсках по контракту. Формально он выпал с 15 этажа жилого дома, но родственники убеждены, что его задушили и выбросили из окна. Не исключено, что это также повлияло на поступок срочника.

Напомним, что Шамсутдинова арестовали в октябре 2019 года. Из-за его действий восьмерым военнослужащим были причинены ранения, которые повлекли их смерть, а еще двоим был причинен вред здоровью различной степени тяжести. Среди погибших оказалось трое алтайских парней. Кроме того, еще один уроженец региона был тяжело ранен в ходе инцидента. По имеющимся сведениям, они просто попали под горячую руку Шамсутдинова.

Минобороны объясняло случившееся произошедшим у срочника нервным срывом по личным причинам, не связанным со службой. Отец Шамсутдинова в свою очередь заявлял, что следствие хочет скрыть дедовщину в армии. Ранее он опубликовал открытое письмо, к котором высказал мнение о том, что у его сына не было выбора, так как его могли изнасиловать. Кто конкретно высказывал такие угрозы, не было установлено.

Добавим, что подсудимый уже признал свою вину и попросил прощения у выживших пострадавших и родственников некоторых убитых парней. В то же время приносить извинения вдове убитого офицера Даниила Пьянкова он не стал. По показаниям срочника, старший лейтенант издевался над ним, не давал спать, пытался наклонить его голову в унитаз и заставлял учить устав. Именно его Шамсутдинов считает виновным в случившемся. Накануне суд присяжных счел его виновным, но заслуживающим снисхождения.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

ЛУКОЙЛ оказал благотворительную помощь при организации фестиваля "Радость в творчестве" в Кстове Нижегородский сельхозкооператив получил грант в 30 млн рублей Аномальная жара: вред от мороженого и что утолит жажду Нижегородские соцпредприниматели вновь получили гранты Приговор по делу о смертельном ДТП со школьниками на ул.Горького огласят 29 января

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций