Техосмотр в обмен на «секс»: адвокат алтайской «шпионки» Марии Бутиной прокомментировал ее «откровения»

29.08.2018 20:19

Адвокат 29-летней уроженки Барнаула Марии Бутиной Роберт Дрисколл откровенно высмеял ряд предъявленных к ней претензий, назвав их абсурдными и раздутыми из ничего. Его комментарии оказались столь откровенны, что вашингтонские федеральные прокуроры, стоящие на стороне обвинения в деле «алтайской шпионки», потребовали, чтобы он соблюдал правило, запрещающее защите делать какие-либо заявления прессе по поводу конкретных обстоятельств дела и существа доказательной базы. Об этом пишет «Новая газета».

Прокуроры привели ряд цитат из интервью г-на Дрисколла, которые, по их мнению, являют собой грубые нарушения этого запрета. Так, по его словам, г-жа Бутина открыто находилась в США, общалась с представителями элиты и документировала свои действия в блогах и соцсетях. Не скрываясь, она ездила по США со своим «куратором», бывшим сенатором Александром Торшиным и, организовывая его поездки, предъявляла визитку с титулом его помощницы, «чтобы ее не приняли за платную девушку из эскорт-сервиса».

Как пишет адвокат, «Бутина — не преступница», а порядочная женщина, пять лет встречающаяся с американским политтехнологом Полом Эриксоном. Прокуроры уверяют, что россиянка делала это из конъюнктурных соображений, рассматривая роман с американцем «как необходимый аспект своей деятельности». Хуже того: прокурор Эрик Кенерсон писал суду, что «по крайней мере, в одном случае Бутина предложила секс другому мужчине (а не Эриксону) в обмен на должность в одной общественной организации».

Это откровение, естественно, взбудоражило прессу, поскольку оно вписывалось в ожидаемый публикой образ «кремлевской соблазнительницы», пишет Дрисколл. Он запросил у прокуратуры доказательства, и несколько недель спустя она их, наконец, представила. По словам адвоката, доказательство было всего одно и представляло собой обмен sms трехлетней давности между Бутиной и ее старым другом, помощником и представителем движения «Право на оружие», который закодирован в судебных документах как ДК.

Как пишет Дрисколл, ДК, который часто водил машину Марии Бутиной и был записан в страховом полисе, отвез ее на ежегодный техосмотр и после этого послал sms. Он писал, что не знает, сколько Мария должна ему за продление страховки, поскольку в ходе этого действия из него вытянули все жилы (здесь и далее обратный перевод с английского. — прим. «Новой газеты»). Г-жа Бутина шутливо ответила, что может предложить ему «секс»: «Больше у меня ничего нет. Ни гроша за душой». ДК в ответ послал иконку с унылым лицом. В конце ДК пишет Бутиной: «Придумай что-нибудь. Секс с тобой меня не интересует. Думай!»

Дрисколл резюмирует: утверждения прокуроров о том, что Мария Бутина якобы предлагала мужчине секс за трудоустройство, являются «сексистским наветом». И далее разбирает переписку клиентки с подругой, тоже встречавшейся с американцем и зашифрованной как ИС. Прокуратура основывает на этом диалоге, датирующемся 2015 годом, утверждение, что г-жа Бутина состояла в связи с ДК лишь в агентурных целях.

Из переписки явствует, что Мария Бутина действительно жаловалась подруге на ДК: он «проел мне плешь своей маменькой», — писала она. «У меня ощущение, что я живу в доме для престарелых», — продолжала сетовать Бутина и просила ИС прислать ей адрес сайта знакомств. Мать ДК умерла в прошлом году, и Бутина летала на ее похороны, пишет Роберт Дрисколл, который стыдит прокуроров за то, что они используют частную переписку, делая безосновательный вывод о том, что Мария Бутина сожительствовала с ДК исключительно ради дела.

Роберт Дрисколл также обвиняет прокуроров в том, что они изымают из переписки г-жи Бутиной целые предложения, перевирают цитаты, обрезают разговоры, заменяют эмоджи скобками, искажая тон текста, и дают неправильные переводы с русского, меняющие смысл сказанного. Мария Бутина делала селфи с политическими знаменитостями и делилась впечатлениями с родными и друзьями, как это делают сотни других иностранных студентов. А прокуратура пытается представить все это как нечто зловещее, утверждает адвокат.

Как отмечает Роберт Дрисколл, вопреки распространенному заблуждению, Мария Бутина привлечена к суду за нарушение не так называемого закона FARA (от Foreign Agents Registration Act, «Закон о регистрации иностранных агентов»), а аналогичного закона, известного как «параграф 951». Наказание жестче — не до пяти лет тюрьмы, как в случае FARA, а до десяти. Суть его в том, что он предусматривает наказание за отказ в регистрации в качестве «иностранного агента» не в политической сфере, как FARA, а в той, которую называют «шпионаж лайт».

Напомним, что 15 июля в США задержали уроженку Барнаула Марию Бутину. Ее обвинили в сговоре «с целью работы агентом Российской Федерации» по указанию «высокопоставленного чиновника российского правительства», позднее ее обвинили в работе незарегистрированного иностранного агента и незаконном лоббировании. Предположительно, г-жа Бутина получала указания от бывшего сенатора, ныне статс-секретаря ЦБ РФ Александра Торшина. По версии следствия, Бутина несколько раз сопровождала Торшина в поездках в США. Ей грозит до 15 лет лишения свободы.

Позже глава международного комитета Госдумы Леонид Слуцкий заявил, что готов возглавить парламентскую делегацию, которая «заберет» Марию Бутину из США, но пока это так и осталось лишь громким заявлением.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Глеб Никитин принял участие в работе форума Росатома "Лидеры ПСР" Эксперты ЦСМ Росстандарта дали рекомендации по покупке новогодних товаров "Ростелеком" начал оформлять договоры с нижегородскими абонентами в режиме онлайн Двое нижегородских подростков сделали 33 закладки наркотиков в День знаний Экстремальный забег с ледяной ванной и четырехметровым бастионом пройдет Нижегородской области

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций