«В социалистические времена все было напоказ»: главы сельсоветов Алтайского края представили визит Дмитрия Медведева в свои муниципалитеты

21.11.2019 22:33

Недавний приезд председателя правительства РФ Дмитрия Медведева в Алтайский край наделал много шуму и в Барнауле, и на местах. Премьер-министр в ходе визита пообщался не только с представителями региональной власти, но и «вышел к народу». Одним из самых ярких событий рабочей поездки Медведева стало общение с жительницей села Санниково, которая бросилась ему под ноги с мольбами. Женщина пожаловалась на отсутствие в ее многоквартирном доме горячей воды, хотя всего за несколько минут до этого глава сельсовета убеждал, что серьезных проблем в муниципалитете нет. Медведев тут же распорядился решить ситуацию и губернатор Виктор Томенко уже дал необходимые распоряжения. В связи с мощным резонансом от этого инцидента на местах корреспондент ИА «Банкфакс» пообщался с главами других алтайских сельсоветов на тему того, как бы они встретили дорогого гостя, о чем поговорили бы с ним по душам и считают ли приемлемым поступок жительницы Санниково.

Олег Боронин, глава Сибирского сельсовета Первомайского района:

- Насколько мне известно, в ходе подготовки визита Дмитрия Анатольевича рассматривались два варианта его поездки — в поселок Сибирский и в село Санниково. К нам премьер-министр мог приехать, чтобы посмотреть на строительство детского сада-яслей на 140 мест, который сдается в конце декабря. Служба протокола Дмитрия Медведева приезжала в Сибирский, а он сам так и не добрался. Как я понял, на это было три причины: у нас нет соответствующего помещения для приема таких гостей (Дом культуры располагается в бывшем здании бани), а также краткосрочность его визита и большая удаленность Сибирского от Барнаула.

Если говорить о том, что бы я ему показал, у меня позиция всегда такая: стараюсь сначала продемонстрировать все хорошее. Для нас это, прежде всего, развитая экономика территории. Нам есть чем гордиться - это два предприятия-экспортера, два предприятия федерального значения, птицеводство, животноводство, растениеводство, большая энергетика и пр. То есть сначала нужно показать гостям всю свою мощь и силу и уже через это транслировать, какие проблемы нам надо помочь решить. Главная беда — это катастрофа в коммунальной сфере. Сибирский с населением 2 тысячи человек — это фактически территория городского типа, у которой предполагается высокий уровень благоустройства. И когда такой поселок идет в зиму с разрешения района на одной рабочей скважине, при возможности запустить еще две, это просто в голове не укладывается. И тут не надо 20 млн рублей, как в Санниково.

Что касается поступка Татьяны Кадукиной, я, в силу своего образа жизни и управленческой компетенции, хорошо знаю такой контингент людей и прекрасно понимаю всю ту боль, что испытывает эта женщина при отсутствии горячей воды. Но я считаю, что для того же села Санниково это не главная социальная и инфраструктурная проблема. Я полагаю, что традиционный советский способ подачи услуги ГВС в сельской местности при рыночной экономике, при монополизации ресурсоснабжающей организации, при ценовой политике в этой сфере просто не рентабелен. Он либо потопит действующую местную ресурсоснабжающую организацию, либо значительно повысит тарифы для населения. Я лично отказался от услуги ГВС в Сибирском в 2014 году. Мы прошли с нашим бывшим предприятием одну зиму, проанализировали и приняли решение от нее отказаться. В крупных городах, таких, как Барнаул, Бийск, ГВС — это побочный продукт ТЭЦ, поэтому там это рентабельно, а в селе — нет. Ну вот Татьяна Андреевна решила справиться со своей проблемой так, она — молодец, она борется своим методами. В любом случае мне точно известно, что эта ситуация не была кем-то смоделирована.

А вот то, что власти пошли на такой шаг, - это уже издержки нашей системы. Я тоже человек «государственный», и все это понимаю. Есть указание вышестоящего руководства — надо исполнять. Это же не первая ситуация в Алтайском крае за последнее время, взять ту же школу в селе Старая Суртайка. Я лично придерживаюсь такого мнения: лучше сделать одно хорошо, чем два плохо. Трудно оценить, правильное ли решение сейчас приняли власти по Санниково, время рассудит. Но я бы так не поступал. Лучше до конца отстаивать разумную позицию перед вышестоящим руководством. Решения должны тщательно анализироваться. Проблема с ГВС в Санниково ведь не сегодняшнего дня, она возникла еще раньше 2016 года, и тогда кое-кто из краевых чиновников обращался ко мне за советом, как поступить в данной ситуации. Я еще тогда говорил, что нужно закрыть тему, выдержать весь негатив, купить людям хорошие бойлеры, переварить систему отопления в ванных комнатах. А если уж экономическая ситуация изменится, можно вернуть горячую воду, но так, чтобы и муниципалитету это было не в тягость, и люди могли платить не в ущерб семейному бюджету.

На мой взгляд, нынешняя позиция властей не очень эффективна, но, как говорится, хозяин — барин. У меня есть тоска от того, что в Первомайском районе есть и более колоссальные проблемы, которые я время от времени транслирую в Сети, я уже устал от этого, потому что никого этим не прошибешь. К примеру, нам никак не уйти от проблемы централизованного водоотведения. Фекалии не доходят до полей фильтрации, там все умерло уже. Вот куда надо деньги вкладывать — мы сидим на пороховой бочке. А здесь на щелчок — 20-25 млн рублей. И внутри района уже идет ропот по этому поводу. Получается, когда начальник сказал — мы работаем и выделяем деньги, а не сказал — можно заниматься бюрократическими вопросами, вот от этого грустно.

Валентин Борисов, глава Новозоринского сельсовета Павловского района:

- Если бы к нам прибыл гость такого высокого уровня, я показал бы ему все — и плохое, и хорошее. В социалистические времена все было напоказ, сейчас нужно транслировать все, что есть по факту. Все мы - люди, мы стараемся, развиваемся, двигаемся к прогрессу. Я бы, конечно, не стал демонстрировать премьер-министру некоторую «пробуксовку» мусорной реформы хотя бы потому, что пока все это сыро и только нарабатывается, в ней есть и плюсы, и минусы. Судя по нашей территории, людям стало удобнее пользоваться данной услугой — они могут вынести отходы в любое время, и им не надо ждать утреннего или вечернего трактора, который, скажем, из-за бурана или поломки мог не приехать. Да и от властей тут ничего не зависит, большая ответственность за те же скопления мусора лежит на самих гражданах. Мы со стороны сельсовета работаем над благоустройством, делаем освещение, чистим дороги, устраиваем досуг, но я же не могу каждому человеку внушить, что бросать мусор или нарушать общественный порядок - плохо. Также я не могу отрегулировать тот момент, чтобы в ходе визита высоких гостей на улице не появились какие-то маргинальные личности. Это менталитет такой, мне этого не исправить.

К встрече с Дмитрием Медведевым мы бы, думаю, тоже готовились. Когда к любому человеку приезжают гости, он старается, наводит порядок, чтобы показать себя в лучшем свете, поэтому и мы бы не стали исключением. Помощи муниципалитеты просят всегда, это низшая ветвь власти, а потому и самая ущемляемая. На нас постоянно отрабатывают свои навыки надзорные органы, проверяя, как мы справимся в отсутствии финансирования. Если какие-то природные катаклизмы, кто отвечает? Глава сельсовета — «он не принял мер, он не организовал».

Я бы не стал просить у премьер-министра дополнительного финансирования, но поговорил бы с ним о том, что мы на своей территории хотим быть хозяевами, чтобы мы могли решать вопросы земельных правоотношений, доходных частей. К примеру, мне бы хотелось, чтобы основная часть транспортного налога поступала не в федерацию, а больше бы доставалось нам, поскольку основная часть людей, которые ездят по этим дорогам и платят налоги, спрашивают качество с меня: «Мы же платим налоги, почему дорог нет?» Мы не просим федеральных денег, а говорим: «Верните наше». Мы не хотим сидеть на шее у федеральных властей и готовы сами реализовывать проекты на своей территории, но нам требуется помощь, причем не столько финансовая. Можно бесконечно кричать: «Дайте денег». Но тебя могут не услышать и не дать.

Было бы неплохо, если бы нам вернули сборы НДФЛ, сейчас нам приходит 2 % с доходов физических лиц. Люди у нас исправно платят эти налоги и хотят получать муниципальные и социальные услуги, а я не могу их им предоставить, у меня не хватает средств. Если бы основные средства с НДФЛ поступали в село, и мне было бы интереснее официально трудоустраивать жителей здесь, а не наблюдать, как они уезжают в город. Да и сбор налогов было бы проще организовать, ведь нам на местах виднее, кто, где и кем работает, это было бы взаимовыгодно и нам, и федерации, которой также поступали бы деньги. Просто дайте нам реализовать этот шанс. Об этом можно говорить бесконечно, но я бы поднял эту тему с Дмитрием Медведевым и послушал его мнение.

Андрей Бусс, глава Кадниковского сельсовета Мамонтовского района:

- В случае визита Дмитрия Медведева к нам я бы с удовольствием показал ему те проблемы, с которыми нам приходится сталкиваться. Я бы представил ему то финансирование, которое у нас есть, и как можно на эти средства справляться со всеми ситуациями. Я бы не стал сглаживать какие-то углы, а показал премьер-министру реальную жизнь на селе. Он бы лично убедился, что она значительно отличается от тех фактов, которые нам обычно преподносят в СМИ. На самом деле многие села сегодня просто выживают, я уверен, что меня поддержат и главы сельсоветов других территорий.

Если быть более конкретным, то я бы спросил у него: «Дмитрий Анатольевич, почему у нас сегодня крыши заваливаются, почему на их ремонт не выделяется денег? Как поднимать культуру, если в нашем ДК нет угля?» При этом мы все время слышим, что страна развивается, что бюджет профицитный. Я бы поговорил с ним об этом.

По поводу жительницы села Санниково, которая бросилась ему в ноги, могу сказать, что это просто унизительно. На мой взгляд, это недопустимо, поскольку такие социальные вопросы и так должны решаться на уровне государства, для этого не надо бросаться в ноги и умолять. У меня закрадываются мысли, что все это было сделано не просто так, а с какой-то целью. У нас же всегда так: приехал большой чиновник — и проблема сразу решилась, а то, что она была 10 лет, никому до этого дела не было. Как я понял, эта женщина несколько лет писала во все инстанции, но проблемы как будто не существовало.

Если честно, я неоднозначно отношусь и к решению краевых властей сходу выделить такую крупную сумму на эти цели. Я считаю, что этот вопрос должны были досконально изучить, а потом уже принимать какие-то решения. Я сужу по своему родному селу, у нас нет средств ни на уголь, ни на дрова, мы вот сейчас сучки собираем и топим ими, то есть мы выживаем, как можем. А тут деньги на горячую воду как-то сразу находятся, у нас что проблем других нет? Я не спорю, хорошо, что кому-то помогли, но это должно решаться естественно, как и положено в великой стране.

Сергей Яловцев, глава Барановского сельсовета Змеиногорского района:

- Если бы к нам в Барановку прибыл председатель правительства РФ, я бы обязательно поговорил с ним о насущных проблемах. Сейчас мы столкнулись с тем, что в 2020 году наше село может войти в программу «Устойчивое развитие сельских территорий», и главный вопрос, который нам нужно решить, - как быть с финансированием на местном уровне. Государство предлагает нам становиться участниками программ, на которые выделяется большое количество средств. Однако федерация и край готовы оплатить 70 % от программной заявки, а оставшиеся 30 % мы должны выделить из своего бюджета. А сегодня по краю сложилась системная ситуация, в которой на местном уровне просто нет денег. Даже если мы захотим серьезно включиться в эту работу, участвовать в полной программе с расширенным перечнем предложенных нам наименований, то в сельсоветах могут возникнуть серьезные проблемы с реализацией этих проектов из-за отсутствия денег. Накануне я общался с представителем регионального Минсельхоза, который признал, что на данный момент из алтайских сел поступило очень мало заявок. В результате выделенные на эти цели средства из федерального и краевого бюджетов остаются неиспользованными. У меня даже возникло ощущение, что в правительстве края не совсем понимают, по каким причинам села отказываются от участия. На мой взгляд, это происходит именно из-за отсутствия возможности софинансирования.

Немаловажен и тот факт, что по многим программам сегодня предусмотрено софинансирование со стороны населения. Однако Алтайский край уже и на федеральном уровне признан одним из беднейших регионов с самым низким уровнем достатка. Если мы не сможем решить и эту проблему на местах, реализация многих программ также будет невозможна.

Еще один важный системный момент связан с оптимизацией, в результате которой на уровне сельсоветов и сельских администраций остро не хватает специалистов. К примеру, у нас в Барановке трудоустроено 2,5 человека: я, как глава, мой заместитель и на полставки специалист по военно-учетному столу. В результате моему заму приходится все время тратить на ведение колоссального документооборота, различную аналитическую работу. Предполагалось, что нам будут оказывать помощь специалисты из муниципальных округов, но происходит иначе. В правительстве края нам указали, что при формировании бюджетов на будущий год мы должны учесть статью расходов на софинансирование программы «Устойчивое развитие сельских территорий». Однако по сути глав сельсоветов уже отодвинули от этой функции, поскольку сами специалисты не заинтересованы, чтобы главы участвовали в постатейном формировании бюджета.

Еще один важный момент, с которым сегодня приходится сталкиваться в селе, - это проблемы в сфере ЖКХ. На муниципальные округа навешаны удавки, которые в какой-то момент совсем перекроют воздух. У нас в Змеиногорском районе накопилось свыше 100 млн рублей долга. Поэтому мы не можем говорить даже об исполнении бюджета текущего года, не то, что формировать будущий. Хотя мы понимаем, что это искусственно созданные проблемы, когда муниципальные округа по определенной схеме ранее загнали в эти долги по ЖКХ, и теперь они переходят из года в год. В прошлом году в Змеиногорске была реализована программа по реконструкции теплосетей, когда шесть котельных были объединены в одну, но несмотря на это, расход угля не сократился. Какой тогда смысл нам участвовать во всех этих реконструкциях, если мы выгоды с этого не имеем? А в этом отопительном сезоне мы накопили еще 40 млн долгов к тем, что уже есть. В результате в отношении администрации начали исполнительные производства, арестовывают счета, а это влияет и на наш бюджет тоже, ведь мы находимся в одной централизованной системе. Вот об этом всем сегодня и нужно говорить с Дмитрием Медведевым. Если эту систему не изменить, то о каком участии в федеральных программах можно вообще вести речь?

В то же время решать эти проблемно нужно системно, а не точечно, как это произошло в том же Санниково. Я отношусь к таким вещам негативно. Когда приезжает большое начальство, мы стараемся пускать пыль в глаза, что-то замазать, сгладить. Насколько я понимаю, в Санниково только два дома остались без горячей воды. У нас в Барановке гораздо больше многоквартирных домов, где тоже нет горячей воды и никогда не было. Мы же так проблемы не решаем, как эта женщина, которая прорвалась к Медведеву. В результате губернатора поставили в неловкое положение, ему просто некуда было деваться — все-таки перед ним председатель правительства — и вопрос пришлось решать. В итоге им выделят 20 млн рублей, а весь край смотрит и думает: «Так мы все в такой ситуации». У меня даже возникло сомнение, было ли это личным желанием этой женщины. Больше напоминало какую-то постановку. Удивило, как пенсионерке удалось прорваться через толпу охранников, потом это картинно сняли и показали на всю Россию. В этой ситуации мне было даже обидно и горько за нашего губернатора, которому пришлось держать этот удар, а кто-то просто преследовал свои цели. Так проблемы решаться точно не должны.

Валерий Дереганов, глава администрации Востровского сельсовета Волчихинского района:

- Я думаю, что Дмитрию Медведеву нужно просто проехать по Алтайскому краю и посмотреть, как здесь живут люди. Мне, как главе сельсовета, обидно, что закрываются больницы, что в нашем селе уже год как нет «скорой помощи». Я не могу сказать, что мы сегодня живем плохо, мы даже хорошо живем, но есть моменты, которые хотелось бы исправить, хотя бы те, что касаются сферы здравоохранения. Я бы не стал предавать это огласке, но если бы выдалась возможность поговорить с ним с глазу на глаз, я бы ей воспользовался и рассказал бы ему о больных для людей моментах.

Может быть, жительница Санниково ему действительно открыла глаза на проблему, о которой он не знал. Поэтому я бы предложил Дмитрию Медведеву посетить не только Барнаул, а проехать по всему региону. Алтайский край — это не только Барнаул. Как говорится, накормить бы его накормили, место бы для ночлега нашли. Тогда бы он своим взглядом увидел, кто и как живет. Мне кажется, эта женщина просто выбрала не ту форму общения. Зачем бросаться в ноги, когда можно просто поговорить с человеком и сказать, что есть проблемы с водой или с чем-то другим? Надо просто посмотреть на людей и послушать их, мы же все одинаковые. Конечно, есть скотник, есть механизатор, есть глава и есть депутат, нам всем просто нужно друг с другом нормально общаться, и все будет хорошо.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Мальчиков в 2018 году в Нижегородской области родилось почти на 1,3 тысячи больше, чем девочек Законопроекты о сохранении льгот для людей предпенсионного возраста внесены в парламенты 85 субъектов РФ Глыба льда упала на младенца в коляске в Нижнем Новгороде; ребенок в реанимации Более 350 школьников Нижегородской области приняли участие в "Состязаниях роботов – 2019" Около 16,5 тысяч дзержинцев прошло в строю "Бессмертного полка"

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций